Европа проигрывает ультраправым, эпоха крупных партий уходит. Западные СМИ о мировом значении выборов в Швеции

Итоги выборов в Швеции, жители которой 9 сентября переизбрали состав парламента страны, засвидетельствовали рекордный подъем ультраправой партии Шведские демократы (она набрала максимальные для себя 17,6% голосов) и поставили под вопрос формирование традиционного правительства с участием Социал-демократической партии.

Шведские социал-демократы, которые почти без перерывов возглавляли правящую коалицию и кабинет-министров страны на протяжении века, продемонстрировали свой худший результат за столетие (28,4%).

Смотрите также

  • Ультраправые демократы. На выборах в Швеции радикальная политсила добилась рекордного результата

Теперь Швецию ждут длительные коалиционные переговоры, прогнозируют аналитики, так как ни один из двух привычных политических блоков не получил большинства мест в парламенте: «левоцентристская» коалиция, возглавляемая нынешним премьер-министром Стефаном Левеном, набрала около 40,6% голосов, а Альянс «правоцентристов» — 40,3%. Не исключено, что в новый кабинет теперь войдут и Шведские демократы.

Анализируя настроения шведских избирателей и итоги выборов, западные СМИ отмечают соответствие ситуации в Швеции общеевропейским проблемам. Важнейшие среди них – не только подъем крайне правых популистских сил, но и падение доверия избирателей к партиям, которые десятилетиями руководили странами ЕС.

НВ собрало наиболее интересные выдержки из аналитических материалов о последствиях шведских выборах для Европы и мира.


The Washington Post, США

Всеобщие [парламентские] выборы в Швеции не принесли колоссальную победу Шведским демократам — политической партии неонацистского происхождения, — чего многие боялись. И хотя эта ультраправая политсила получила значительное количество голосов, она не смогла удержать темп роста популярности, достигнутый на последних выборах в 2014 году, и осталась на третьем месте.

Выборы в Швеции стали свидетельством растущей политической раздробленности и постепенного упадка доминирующих политических партий в ЕС

Однако выборы в Швеции не были и обычным делом. Напротив, они стали свидетельством более тонкой, но все более знакомой истории, характерной теперь для многих европейских парламентских систем и, возможно, даже дальнего зарубежья – свидетельством растущей политической раздробленности и постепенного упадка доминирующих политических партий.

В частности, правящая Социал-демократическая партия [Швеции], по предварительным данным, получила худший результат на выборах за столетие. Эта левоцентристская партия долгое время доминировала в шведской политической жизни, возглавляя большинство коалиционных правительств на протяжении ХХ-го и в начале ХХI столетия. […]

Как написала в своем Twitter Сара де Ланге, профессор политологии и исследователь популизма из Амстердамского университета, «крупные партии теряют свой вес, а мелкие – наращивают».

Йимми Окессон, лидер ультраправой партии Шведские демократы / Фото ЕРА

Если это звучит знакомо, можете вспомнить прошлогодние выборы в Нидерландах. Там были значительные опасения в отношении Герта Вилдерса и его антииммигрантской Партии свободы. В итоге, хотя партия Вилдерса заняла второе место по результатам голосования, многие другие более мелкие партии также добились значительных успехов. Действующий премьер-министр, правоцентрист Марк Рютте, все же смог сформировать правительство без Вилдерса. […]

Тем не менее, ситуация в Нидерландах продемонстрировала проблемы, которые может создать политическая раздробленность. В условиях, когда больше партий требуется для формирования большинства и коалиционного правительства, они могут быть более нестабильными и, что еще важнее, создать их становится сложнее. Рютте понадобилось более 200 дней, чтобы сформировать правительство в прошлом году. […]

Такая политическая разобщенность наиболее очевидна в парламентах, использующих пропорциональную систему, подобно Швеции и Нидерландам. Однако она может проявляться и в других странах, хотя и замаскированная системами голосования, которые способствуют двухпартийной системе. Симптомом той же раздробленности может быть раскол в партиях правого и левого крыла в государствах, использующих систему относительного большинства [для победы достаточно получить больше голосов, чем любой из соперников], таких как Великобритания, а также CША и Франция на выборах президента.

The New York Times, США

Обе центристских партии в Швеции [Социал-демократическая и Умеренная партии] уже сделали шаги навстречу правым под давлением Шведских демократов, пообещав более жесткую политику в отношении иммиграции, интеграции беженцев и преступности.

У них [Шведских демократов] были простые ответы, как и у Трампа

Даниэль Суонен, глава [шведского института] Katalys – исследовательского центра, занимающегося изучением профсоюзных движений – говорит, что он увидел «очень печальные» параллели между событиями в Соединенных Штатах и успехом Шведских демократов.

«У них [Шведских демократов] были простые ответы, как и у Трампа, — отметил Суонен. — Они заявили, что все проблемы в Швеции происходят от коррумпированных элит, разрушающих страну иммиграцией – мол, именно поэтому у вас низкие пенсии, а вашим детям не хватает доступного жилья. Они говорили, что все это можно решить, если остановить иммиграцию».

The Independent, Великобритания

Это мера того, насколько опасно привычным стал для нас подъем ультраправых сил — если неким «спасением» для демократии считается тот факт, что банда популистов-неонацистов получила почти пятую часть голосов на выборах в Швеции – в Швеции! […]

Итоги выборов засвидетельствовали историческое падение популярности социал-демократов /  Фото ЕРА

Более того, еще несколько лет назад такое положение вещей считалось бы непостижимым кошмаром. […] Как и правые правительства, руководящие сегодня Италией, Польшей, Венгрией и Чехией; как и значительная деструктивная роль правых сил на выборах в Германии, Дании, Нидерландах и Австрии; как и Национальный фронт во Франции, выигравший более трети голосов в финальном туре прошлогодних выборов. Только харизма Эммануэля Макрона спасла Пятую республику от стыда и катастрофы в лице президента Марин Ле Пен.

Подобно Abba, Ikea и автомобилям Volvo, социальная демократия фактически является синонимом Швеции – как ее образа жизни, так и политической философии. Социал-демократы правили страной большую часть прошлого века, обеспечивая процветание государству всеобщего благосостояния — но сейчас их поддержка находится на самом низком уровне с тех пор, как партия отказалась от своих марксистских корней в 1917 году.

Ключевые партии в Швеции, как и по всей Европе, обязаны решить, что делать с этим мятежом – настоящим кризисом европейской демократии

Сегодня, подобно их сестринским социал-демократическим партиям в Германии, Италии, Франции и других странах, шведские социал-демократы не поспевают за мятежниками, выступающими против миграции, мусульман, глобальной торговли, глобализации и ЕС. Ключевые партии в Швеции, как и по всей Европе, должны быть очень настороже в связи с успехом Шведских демократов. […] Они обязаны решить, что делать с этим мятежом – настоящим кризисом европейской демократии. Будут ли они [основные партии Швеции и других стран Европы] менять свою политику и риторику ради «умиротворения» ультраправых, как уже сделали некоторые? Будут ли они, как в Швеции, отказываться от прежнего либерального и щедрого отношения к беженцам и другим мигрантам? Не означает ли это, что ультраправые уже добились своего и победили?

Так и есть. Это «умиротворение» худшего рода — потому что оно никак не останавливает подъем ультраправых и может узаконить их. […] Европейский союз не смог убедить свои народы в том, что он способен обеспечить безопасность своих внешних границ – это базовая проблема, усугубляемая сенсационными кампаниями в СМИ.

ЕС, как должны признать его лучшие друзья, также потерпел неудачу в таких странах, как Греция, Италия и Мальта, которые лицом к лицу столкнулись с последствиями кризиса [беженцев]. Вместо этого он обязывает их к мерам жесткой экономии. Даже Эммануэль Макрон, похоже, не желает выполнять свои обещания принять часть мигрантов из Италии. Избиратели смотрят на это и формируют собственные выводы. Они редко слышат аргументы о том, что иммиграция может быть полезной для сферы общественных услуг, восстановить катастрофические демографические тенденции, стимулировать экономический рост, устранить нехватку рабочей силы и оживить экономику.

The Guardian, Великобритания

Реальная история выборов в Швеции заключается не в том, что ультраправые Европы продолжают свой неудержимый марш, о чем часто говорят, — а в продолжающемся упадке крупных правящих партий, раздробленности национального голосования и подъеме многочисленных мелких политсил.

По мнению Карла Бильдта, экс-премьера Швеции, его страна теперь стала очередым примером европейском демократии с расколотым политическим ландшафтом / Фото ЕРА

Во всей Западной Европе — от Германии и Франции до Италии и Австрии — партии, которые доминировали на своих политических сценах со времени окончания Второй мировой войны, потеряли голоса или полностью проиграли на последних выборах, причем не только наицоналистам-популистам, но и либеральным партиям: «зеленым»; партиям, выступающим против мер жесткой экономии, и даже новым центристским движениям.

Результаты Швеции отражают еще одну европейскую тенденцию: рост непредсказуемости настроений избирателей

Похоже, Швеция – с ее исторически сложившейся двухблочной системой и, казалось бы, железобетонной политической стабильностью — не станет исключением. «В итоге Швеция теперь похожа на другие европейские страны: расколотый политический ландшафт, где добились успеха радикальные политсилы, включая ультраправых популистов», — сказал Карл Бильдт, экс-премьер-министр Швеции и консерватор.

Ему вторит Александр Стубб, бывший премьер-министр Финляндии: «Результаты выборов в Швецию наследуют пример западных демократий, — отметил он. — Неясный результат, сложные коалиции и упадок основных партий».

Результаты Швеции отражают также еще одну европейскую тенденцию: рост непредсказуемости настроений избирателей. По данным одного из опросов шведской общественной телекомпании SVT, проведенных после выборов, 41% избирателей Швеции заявили, что на этих выборах они отдали свои другой партии, по сравнению с 2014 годом.

CNN, США

Подобно Нидерландам — стране, которая когда-то разделяла со Швецией политическую культуру доминирования элит — основным шведским партиям придется реагировать на проблемы, связанные с мультикультурализмом. И, как и в Норвегии и Финляндии, это может означать, что ультраправые силы войдут в состав правительства.

Кто-то может использовать сомнительные исторические аналогии,   предупреждая, что это приведет к повторению истории 1930-х годов [приход Гитлера ко власти в Германии]. Такие утверждения исторически наивны и граничат с невежеством. Современная ситуация существенно отличается от той, что была 80 лет назад. Антииммигрантские партии не связаны с организованными насильственными бандами, как не стремятся они и свергнуть демократию.

Если предоставить ультраправым политикам ответственность за государственное управление, им придется находить прагматичные решения проблем. Как показывает пример Финляндии, это, скорее всего, уменьшит их избирательную привлекательность. Партия Истинных финнов завоевала около 20% голосов на выборах в 2014 году. Однако сейчас ее рейтинг составляет менее 10%, а на президентских выборах в этом году кандидат от партии получил лишь 6,9%.

Шведские политические партии должны усвоить урок своих восточных соседей.

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Facebook Twitter Google+

    • Главная
    • Мир
    • Страны
  • ТЭГИ:
  • выборы
  • Швеция
  • парламент
  • парламентские выборы
  • политические партии
  • партии
  • ультраправые
  • популизм

  • ВЫ МОЖЕТЕ:
  • отправить другу
  • напечатать
  • написать в редакцию
  • Комментировать (0)

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Leave a Comment