Забрали даже нерабочие компьютеры. Как проходили обыски и задержание журналистов в Беларуси

Жена задержанного журналиста Павлюка Быковского, Ольга Быковская рассказывает, что искал у них дома Следственный комитет РБ и для чего на самом деле давят на СМИ. 

На протяжении двух дней на уходящей неделе – 7 и 8 августа – Следственный комитет Беларуси проводил обыски у журналистов из независимых изданий. Их обвиняли в несанкционированном доступе к платной подписке новостного агентства БелТа. У сотрудников медиа изъяли всю технику, самих журналистов задержали на трое суток, однако выпустили на свободу раньше предполагаемого срока.

Что конкретно искали сотрудники Следкома, действительно ли журналисты пользовались подпиской “незаконно” и чего ожидать дальше, в интервью NV.ua рассказала Ольга Быковская, супруга одного из задержанных, журналиста русской службы Deutsche Welle Павлюка Быковского.

Павлюк Быковский и его жена Ольга. Фото: Павлюк Быковский via facebook

 

В среду, 8 августа, в 8:26 утра к нам домой пришли с обыском сотрудники Следственного комитета. Мы сначала вообще не поняли, что это было. Хотя, наверное, подозрение, что это по делу БелТа, было.

Мы открыли. Через некоторое время попросили выключить все телефоны, мол, будут проводить досмотр. В течение двух часов они искали технику. Собирали все, что можно считать носителем информации: флешки, смартфоны, планшеты, компьютеры. Простые “звонилки”, не смартфоны, оставили – разрешили пользоваться ими, пока остальное будет на экспертизе. Забрали винчестеры, планшеты, позабирали всю технику нашей дочери, забрали даже нерабочие компьютеры. Забрали банковские карточки, зачем – не совсем понятно.

Привели понятых – это две бабушки из нашего подъезда. Показали постановление, которое почему-то датировалось еще 30 июля.

К делу относились несколько странно. Следователь, который помоложе, высказался как-то так вроде дело ничего особо не стоит, и добавил: “Все будет зависеть от вас”, имея в виду сотрудничество со следствием.

Где-то в 10:30 сказали, что мужа забирают, но объяснили, что в статусе свидетеля, на этом моменте он уехал. Во время обыска сотрудники Следкома спрашивали, пользовался ли кто-то из  нас в течение года этой платной версией новостей БелТа.

Какое-то время вообще ничего не было понятно, [что с мужем], и около 17-ти часов мне сообщили, что его задержали на трое суток. В четверг с ним встречался адвокат. Мы носили [Быковскому] передачи. За это время уже начали по-тихому выпускать остальных фигурантов дела, что дало мне надежду: а может, его отпустят раньше. Но никто не хотел сообщать мне детали.

Что касается подписки агентства БелТа: да, туда заходят по логину и паролю, за получение которых нужно заплатить.То есть, это платная подписка. В обычном же режиме те же новости появляются в открытом доступе на 15 минут позже. Насколько мне известно, они эти пароли [в подписке] не меняли по многу лет. Даже если кто-то туда действительно заходил под чужими логинами, ну предположим, то это все равно не доказывает, что новости потом были где-то использованы.

Возможно, кому-то очень нужно было под таким предлогом скопировать всю информацию с устройств, на которых работают независимые журналисты

 

Мой муж занимается аналитикой, поэтому ему для работе все вот это вот вообще не важно – увидел он новости сейчас, или на 15 минут позже. Он работает с другой информацией. [Татьяна Коровенкова] занимается международной тематикой. Зачем они там [под арестом] сидели?

Думаю, что это просто медиаповод, чтобы выступить против независимых журналистов. Возможно, кому-то очень нужно было под таким предлогом скопировать всю информацию с устройств, на которых работают независимые журналисты из Беларуси. Почему – не знаю. И где потом будет использована эта информация – тоже большой вопрос.

По этому делу журналистам инкриминировали статью, которую обычно применяют к хакерам, которые взламывают компьютеры и получают незаконный доступ к чужим, например, счетам или чужой информации. Статья [ст. 349 Уголовного кодекса РБ Несанкционированный доступ к компьютерной информации] предусматривает до двух лет лишения свободы и запрет заниматься определенным видом деятельности – то есть, в данном случае, журналистикой, по всей видимости.

Это абсолютно несоизмеримые действия государства: зачем задерживать людей за такое? В ответ на это уже последовала реакция европейских структур, издание Deutsche Welle, где работает мой муж, направило документ с протестом через белорусских дипломатов.

В этой истории также вылезли записи с прослушки, где были зафиксированы разговоры журналистов издания Tut.by. Похоже, что эти записи также были сделаны несанкционированно. На этих записях журналисты якобы говорят, что они будут выставлять новость, взятую с БелТы из платной подписки.  

Мое мнение: это просто наступление на свободу слова. Даже если дело в таких вещах как подписка, почему нужно действовать сразу такими методами? Неужели нельзя сначала вызвать и просто поговорить, например?

Это репутационный удар по Беларуси по части свободы СМИ. Все таки Беларусь находится на каком-то там 155-м месте в рейтинге свободы СМИ. И это только доказательство, что мы на этом месте – не зря.

То, что всех отпустили в итоге, еще не значит, что все закончилось. Все журналисты выходят в статусе “подозреваемых”, а расследование еще продолжается. Да и изъятая техника еще на экспертизе, когда именно ее отдадут – непонятно. 

Хотите знать не только новости, но и что за ними стоит?

Читайте журнал Новое Время онлайн.
Подпишитесь прямо сейчас

Читайте 3 месяца за 59 грн

Facebook Twitter Google+

    • Главная
    • Мир
    • Страны
  • ТЭГИ:
  • Беларусь
  • обыски
  • журналист

  • ВЫ МОЖЕТЕ:
  • отправить другу
  • напечатать
  • написать в редакцию
  • Комментировать (0)

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Leave a Comment