Мы верили, что мир станет лучше. Японский писатель Харуки Мураками – о своей жизни, СССР и странностях в книгах

Японский писатель Харуки Мураками в интервью The Guardian рассказал о своем отношении к литературе, политике и жизни. НВ публикует пять самых интересных цитат

О политике и творчестве

«Я был очень популярен в России в девяностых, когда распался Советский Союз – для всех это было огромным потрясением, а люди в такие периоды любят мои книги. Когда в Германии снесли Берлинскую стену, это тоже было потрясением – и людям снова нравились мои книги»

О романе «Кафка на пляже«

«Люди спрашивают меня: «Почему рыба? И почему она падает с неба?». У меня нет для них ответа. Просто была идея, что что-то должно падать с неба. И тогда я подумал: чем бы это могло стать? Потом ответил сам себе: рыба! Рыба подойдёт. Возможно, всё идёт из подсознания, которое резонирует с читателем. А дальше у нас появляется тайное место встречи, секретное место в подсознании. И там это совершенно естественно, что рыба падает с неба. Важно именно это место встречи с читателем, а не анализ символов или что-то подобное. Оставим это интеллектуалам»

О Японии и США

«Я был белой вороной в японском литературном мире. Родившись сразу после войны, мы выросли на культуре Америки: я слушал джаз и американскую поп-музыку, смотрел американские телешоу – это было окном в другой мир. Но всё же, вскоре я обрёл свой стиль. Не японский или американский – а свой. У меня собственный реализм. Мне очень нравится Габриель Гарсиа Маркес, но я не считаю, что он писал в стиле магического реализма. Просто это был его реализм. Стиль – как очки: сквозь линзы мир открывается именно тебе»

О стиле жизни

«Когда я был хозяином джаз-бара, моя жизнь была неупорядоченной и сумбурной – я ложился спать аж в три или четыре утра. Когда же я стал писателем, я решил жить стабильно: просыпаться рано, ложиться спать рано, каждый день заниматься спортом. Я верю, что должен быть сильным физически, и тогда буду писать сильные вещи»

О современной Америке

«В юности, в шестидесятые года, повсюду царил идеализм. Мы верили, что мир станет лучше – нужно только постараться. Сегодня люди в это не верят, и, как по мне, это очень грустно. Говорят, что мои книги странные, но за пределами этих странностей должен быть лучший мир. Просто мы сталкиваемся со странностями перед тем, как он наступит. Это фундаментальная структура моих историй: темнота и подземелья всегда предшествуют свету»

Перевод НВ

Полную версию читайте на The Guardian

Присоединяйтесь к нашему телеграмм-каналу Мнения Нового Времени

Подпишитесь на журнал НВ по специальной цене

До конца ноября дешевле на 110 грн.
Оформите подписку на журнал на 12 месяцев всего за 559 грн.

Оформить подписку

Ukraine-2020

Facebook Twitter Google+

Leave a Comment