Я тоже так умею. Как отличить современное искусство от мусора?

Свободный пересказ книги художника Грейсона Перри “Не бойтесь галерей”

Разместите произведение искусства на куче мусора, и только если случайный прохожий остановится и спросит: «Почему предмет искусства выбросили на помойку?!» — то можно считать, что это произведение успешно выдержало испытание на принадлежность к искусству.

Конечно, сложнее понять это, когда куча мусора и есть произведение искусства. Например, в 2001 году уборщица выбросила инсталляцию одного из самых дорогих художников современости Дэмьена Херста в мусорный бак. Время от времени вы можете видеть такие «мусорные» работы в выдающихся галереях. Как же получается так, что куче мусора присваивается статус произведения искусства?

Проблема заключается в том, что теперь искусством может считаться все. Манифестом этой новой парадигмы в начале XX века стал писсуар Марселя Дюшана. В 1917 году Дюшан купил в магазине сантехники писсуар и сделал его экспонатом художественной выставки в Нью-Йорке, заявив: поскольку писсуар представлен в контексте художественной выставки, он становится произведением искусства.

Дальнейшая судьба «шедевра» запутанная: оригинальный писсуар с выставки был разбит без особого сожаления и впоследствии утерян. Однако благодаря случайности сохранилась его фотография.

Дальше — больше и интереснее. На волне триумфа Дюшана, когда его манифест был осмыслен и подхвачен, выяснилось, что такие писсуары, которые до этого выпускались массово, перестали производить. Но керамисты все же воссоздали для экспозиции копию знаменитого экспоната по фотографии. Интересно, что даже после этих пертурбаций объект почему-то не перестал считаться произведением искусства. Позже Дюшан создал еще несколько десятков «авторских реплик» для «благодарных коллекционеров», а его наследие, как и в оригинальном варианте, заключалось в самой идее и нанесении на изделие личной подписи автора.

Художником может назваться любой, но это еще не делает его творения искусством

Мысленно развивая тему писсуаров, представьте себе, что с выставки писсуар вернулся в общественную уборную, а разрисованные художниками экземпляры установили в вокзальных туалетах. Или что кто-то помочился в музейный писсуар (кстати, однажды такое действительно произошло с произведением Дюшана). И что удивительно, все это будет считаться искусством, даже принадлежать к различным жанрам.

Если вы дочитали до этого места, для вас есть хорошая новость: если вы приходите на художественную выставку и чувствуете себя обманутыми, расслабьтесь. Ведь формально теперь все может считаться искусством — стесняться вам нечего. Впрочем, мы все еще можем отличать искусство от неискусства, а также хорошее искусство от плохого.

Все это прекрасно описал Грейсон Перри в своей книге «Не бойтесь галерей».

По сути, мой текст — это вольный перевод (или, возможно, рецензия) исследования Перри о том, как понимать искусство и не бояться его. Как и в современном искусстве, мне остается только в ином виде подать то, что уже было придумано до нас.

До Дюшана границы искусства были очерчены достаточно четко. Сейчас принадлежность произведения к искусству и его качество определяются консенсусом неопределенного круга участников по размытым критериям, ни один из которых не может считаться необходимым или достаточным. Впрочем, когда оценщики (явно или неявно) начинают применять критерии оценки, туман постепенно рассеивается.

Проверка кучей мусора — критерий весомый, но недостаточный. Что же еще может повысить шансы произведения быть признанным искусством?

Во-первых, произведение искусства должно создаваться художником. Автор должен осознавать, что он художник и занимается искусством. Конечно, художником может назваться любой, но это еще не делает его творения искусством. Это важный критерий. Люди идут в искусство, как правило, не для того, чтобы заработать деньги, а потому, что не могут не заниматься этим.

Я знаком со многими художниками, которые оставили рутину с зарабатыванием денег и перешли на сторону высокого и прекрасного. За такой поступок они достойны уважения! Это действительно непростое решение, которое вдохновляет.

Во-вторых, важен творческий контекст. Если объект уже выставлен в галерее, это значительно повышает шансы на признание его предметом искусства. Если вы увидели что-то в музее, будьте почти на сто процентов уверены, что это можно отнести к искусству. Перед тем как появиться в музее или галерее, творение художника проходит серьезный отбор и оценивается специалистами. Поверьте, в результате этого отбора отсеивается большая часть хлама. Так что попасть в музей очень непросто. К сожалению, этот фильтр могут не пройти и действительно достойные работы. Так что, если работа не была оценена по достоинству критиками, это еще не значит, что она не может считаться искусством. Помните: мы говорим о вероятности того, что вас не обманывают.

Марсель Дюшан «Фонтан», 1917

В-третьих, хорошее искусство может быть модным, а может и не быть таковым. Не дайте замылить себе глаза. Проблема в том, что все модное рано или поздно перестает им быть. Сильное искусство серьезно на глубинном уровне. Оно дает художнику шанс остаться в истории, хотя и не гарантирует финансового благополучия при жизни, как у более популярных коллег. Относитесь к раскрученным и очень популярным арт-погремушкам с долей настороженности. Когда речь зайдет о формировании музейной коллекции, на поп-идолов могут не обратить внимания. Впрочем, выбор между вечностью и «здесь и сейчас» непростой для всех.

В-четвертых, красота или простота произведения не являются его недостатками. Станет ли для произведения искусства приговором его демократичность или понятность? Высоколобые критики будут искренне воротить нос от произведений, воспринимаемых плебсом на ура. А вот и нет! Красивое, понятное произведение еще не делает его неискусством!

Конечно, понятные произведения не нуждаются в арт-критиках и кураторах, но всегда найдется огромное количество произведений, требующих пояснений и интерпретации. Лично я особенно ценю произведения, для восприятия которых мне не нужно чье-то толкование. Я не люблю, когда кураторы вмешиваются со своими подсказками в мой внутренний диалог. Однако не особо переживайте по поводу кураторских текстов: иногда кураторы и сами утром не могут понять, что написали накануне вечером и что большими буквами напечатали перед входом на выставку. Итак, произведения могут быть красивыми или понятными или не быть таковыми.

Пятый критерий — тиражность. Тираж настоящего искусства всегда ограничен. Скажу больше: чем больше тираж произведения, тем сильнее оно обесценивается. Неизвестно, почему происходит именно так. Это нелогично, но это работает. Справедливо и обратное: чем меньше тираж, тем выше ценность произведения. Не всем украинским художникам удается удержаться от соблазна поставить свое творчество на поток. Манифесты о доступности и массовости искусства в большинстве случаев остаются просто игрой.

Смешным, но рабочим критерием подлинности искусства является оценка публики, которая приходит посмотреть на него. Искусство принадлежит привилегированным людям — с хорошим образованием или толстым кошельком. Если такие люди засматриваются на что-то, то велики шансы, что это искусство. Если увидите толпу хипстеров и бизнесменов в дорогих костюмах, которые озабоченно или удивленно смотрят на что-то, присоединяйтесь. Скорее всего, они толпятся вокруг произведения искусства.

Без публики искусство — не искусство. И это один из важнейших критериев. Искусство оживает, становится собственно искусством, когда мы взаимодействуем с ним.

«Мои работы — как свет в холодильнике, — говорит Лиам Гиллик. — Они загораются только тогда, когда есть люди, открывающие дверцу. Без людей это не искусство, а что-то другое — мебель».

Мне остается лишь повторить за Грейсоном Перри: не бойтесь галерей. Там вы встретите замечательных людей, вместе с которыми зажжете свет над произведениями искусства.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Читайте в свежем номере
журнала Новое Время

  • Люди НВ: 18 украинцев, которые движут страну вперед
  • Главные риски и достижения в госбюджете-2019
  • Украина идет на рекордный урожай в своей истории

Читать журнал онлайн

Ukraine-2020

Facebook Twitter Google+

Leave a Comment